22.10.2018


Александр Косарев: "Высокоскоростной транспорт – это катализатор развития экономики"

ОАО "Российские железные дороги" существует 15 лет и осваивает новые рубежи. Растет скорость. Объем контейнерных перевозок РЖД из Китая в Россию примерно равняется объему 10–15 контейнеровозов класса Post-Panam – от 130 тыс. до 200 тыс. TEU в год. Фактически российские железные дороги становятся мостом между Европой и Азией. О перспективных направлениях развития отрасли журналу "Пульт управления" рассказал заместитель генерального директора ОАО "ВНИИЖТ" Александр Косарев. – Может ли объем транзитных контейнерных перевозок в ближайшие 10 лет существенно увеличиться, а стоимость доставки снизиться до значений, сравнимых с текущей стоимостью перевозки контейнера морским транспортом? От каких факторов может зависеть этот процесс?

– Территория России, безусловно, представляет интерес с точки зрения транзита грузов из Юго-Восточной Азии. И тут мы конкурируем не только с морским транспортом, но и с целой логистической цепочкой. Это доставка не только из Китая, но и из Южной Кореи и Японии. В свое время мы проводили подсчет: сколько будет стоить автомобиль из Юго-Восточной Азии в Европе, если его отправлять железнодорожным транспортом? Получилось, что при доставке по железной дороге себестоимость снижается на $500. Морской транспорт удобен, когда груз идет потоком.

Но для многих компаний важен вопрос доставки just in time. Своевременная быстрая доставка необходимых комплектующих, например, освобождает производителя от необходимости содержать склады, чтобы не останавливать производство в случае задержки поставок.

Морской транспорт существенно зависит от времени года, погодных условий, многих факторов. Регионы, через которые проходят морские торговые пути, развиваются по-разному, и поэтому сохранность грузов, их охрана вызывают вопросы. И тут у железнодорожного транспорта существенное преимущество – железнодорожный транспорт значительно быстрее, сохранность грузов выше, рисков меньше.

– Возможно ли в ближайшее время существенное повышение пропускной способности дороги? Какие меры должны быть приняты? Чего не хватает и что может предложить железнодорожная наука в данной области?

– Да, мы можем увеличить скорость доставки. Мы сейчас в сотрудничестве с ВНИКТИ испытываем контейнерные платформы, способные двигаться со скоростью до 149 км/ч. Это график скоростного пассажирского поезда.

Вопрос в том, как организовать постоянные скоростные маршруты в больших объемах. Тут могут сыграть свою роль полигонные технологии организации движения.

В частности, ВНИИЖТ разработал технологию организации перевозок в рамках Восточного полигона – это и категорирование линий, и снятие барьеров в организации движения между разными дорогами. Кроме того, мы работаем над определением узких мест, расшивка которых может серьезно ускорить движение. Институт экономики и развития транспорта (ИЭРТ) тоже довольно много усилий прилагает в этой области. Новые технологии позволяют нам определить те узкие места, которых мы не видели ранее, пока управление движением было разделено между дорогами. Например, строительство дополнительных путей на очень небольших участках позволит нам ускорить движение на всем полигоне.

– Работы в области новых видов рельсового транспорта сейчас вновь становятся популярными. Что нового может дать строительство магнитно-левитационной контейнерной линии?

– Развитие такого рода проектов крайне необходимо. Если такими вещами не заниматься, не заниматься левитацией, не заниматься вакуумной трубой (имеется в виду проект Hyperloop), не будет никакого развития, не будет нового вида транспорта. Но это не означает, что мы откажемся от традиционного железнодорожного транспорта и будем переходить на магнитно-левитационный на всем полигоне железных дорог России.

– Как развитию сервисов РЖД может способствовать применение цифровых технологий на сети?

– Во-первых, компьютерные технологии развиваются крайне быстрыми темпами. Технологии обработки больших данных, блокчейн, Интернет вещей входят в нашу жизнь очень быстрыми темпами. Во-вторых, те системы, которыми мы сейчас пользуемся, – это системы информирования. Они в большинстве случаев называются автоматическими системами управления, но сами эти системы не управляют процессами. Они лишь помогают человеку управлять с помощью автоматики.

Революция как раз и заключается в передаче полностью цифровым системам управления определенных процессов: внедрения безлюдных технологий, снижения человеческого фактора при принятии решении. Поэтому в РЖД и принята концепция цифровой железной дороги. Переход на безлюдные технологии на локомотиве, одновременное управление несколькими локомотивами без цифровых технологий невозможны.

Об организации постоянного пассажирского движения по Московскому центральному кольцу речь шла с момента его постройки. Но организовать его стало возможно только с помощью цифровых технологий. И другие современные услуги, единый билет, например. И теперь Москва с технологиями, использованными на МЦК, и с теми решениями, которые будут применяться сейчас на Центральных диаметрах, станет моделью для других городов России. Цифровые технологии позволяют нам масштабировать эти решения дальше.

– Каковы перспективы развития высокоскоростного пассажирского сообщения в повышении роли РЖД как основного пассажирского и грузового перевозчика страны?

– Технических препятствий к строительству ВСМ у нас нет. Все технологические решения у нас разработаны. Проблем с энергообеспечением высокоскоростного проекта Москва – Казань тоже никаких нет. Мы видим на примере "Сапсана", что скоростное сообщение между Москвой и Санкт-Петербургом, между Москвой и Нижним Новгородом очень популярно.

Наши люди достойны таких транспортных решений. Высокоскоростной транспорт – это связь не просто между городами, это связь между городскими агломерациями. Это катализатор развития экономики, развития регионов.

Важным будет и развитие высокоскоростного грузового движения. Есть мировой опыт разной степени эффективности. Это высокоскоростные поезда, осуществляющие доставку высокодоходных, срочных грузов в авиационных контейнерах. Это важно для интернет-торговли, например, когда покупатель готов ждать несколько дней, а не несколько недель.

Скоростной транспорт – это новые рабочие места, доходы, дополнительные налоги.

 

ИсточникДатаНаименование материала
Гудок22.10.2018

 

Вернуться к списку новостей

 


Задайте нам вопрос

Заполните все поля и наши специалисты ответят на ваши вопросы.

Подробнее
Отправить