21.01.2015


Модернизация без денег

На Гайдаровском экономическом форуме премьер-министр Дмитрий Медведев признал, что нынешняя энергосырьевая модель развития экономики себя уже исчерпала и необходима такая система, которая будет ориентирована на технологические инновации и обеспечение стабильного уровня жизни. Однако финансовый блок правительства в качестве ответа на кризис намерен сокращать госрасходы – все, без разбора.

ОАО «РЖД» выступает против сокращений инвестиционных расходов. О том, что стране необходима другая экономика – более гибкая и диверсифицированная, менее зависящая от стоимости барреля нефти, говорили абсолютно все выступающие на всех секциях форума, организованного Российской академией народного хозяйства и государственной службы при президенте. Однако точки зрения участников мероприятия по поводу того, каким образом стимулировать страну к обновлению, кардинально разошлись.

Министр финансов Антон Силуанов заметил, что при средней цене на нефть в $50 за баррель бюджет недосчитается порядка 3 трлн руб., а значит, необходимо сокращать все расходы на 10%, за исключением обороны, безопасности и социальной сферы. В ближайшее время Минфин внесет это предложение на рассмотрение в Госдуму. Однако сейчас речь уже идет и о том, чтобы распространить сокращение расходов на оборону. При этом Минфин хочет провести секвестр на все, особенно не разбираясь, что необходимо, а что нет. Даже министр экономического развития Алексей Улюкаев признал, что в этом случае под такое сокращение попадут преимущественно производительные расходы, поскольку их легче всего сократить, качество бюджета ухудшится, возникнут проблемы получения налоговых доходов в будущем. При этом сам Алексей Улюкаев предлагает сохранить жесткую монетарную политику, в частности кредитные условия для экономики, но либерализовать фискальную (ослабить администрирование налогов, проверок различных органов). Это, по его мнению, должно дать импульс к развитию малого и среднего бизнеса, а также диверсифицировать экономику.

При этом члены финансового блока правительства избегали ответа на вопрос, каким образом можно диверсифицировать экономику при отсутствии возможности взять кредиты для модернизации.

«В Японии для придания импульса экономическому развитию страны принято решение об ускорении строительства новой системы высокоскоростного железнодорожного транспорта на 3–5 лет, – заметил на пленарной дискуссии «Реальный сектор экономики: путь к эффективности» президент ОАО «РЖД» Владимир Якунин. – То же самое происходит в Германии, Испании, Чехии и других государствах. Мы сумели доказать правительству необходимость строительства ВСМ Москва – Казань, модернизации Восточного полигона. Но сейчас министр финансов говорит, что для борьбы с кризисом только один инструмент известен – это сокращение государственных расходов. Он не говорит, каких конкретно, но понятно, что за счет сокращения зарплат и административных расходов много денег не сэкономишь. Поэтому наверняка снова возникнет идея сократить расходы, направленные на развитие, модернизацию и инновации. Если это будет так, то мы будем свидетелями еще большего ухудшения положения в экономике».

По сути, продолжил Владимир Якунин, правительство, урезая расходы на такое развитие, предлагает компаниям найти дополнительные доходы на рынке. При ставке ЦБ в 17% и при реальной стоимости кредита в 30–35% годовых это, мягко говоря, странно. В то же время, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), более 70% инвестиций в инновации осуществляется государствами, поскольку здесь требуются такие расходы и время для окупаемости, что никакой бизнес такие расходы не потянет. В этой инновационной цепочке у небольших частных компаний есть своя ниша, определенная их возможностями.

Сегодняшнюю ситуацию в промышленности кратко описал президент Татарии Рустам Минниханов. В республике сосредоточено довольно большое количество машиностроительных и инновационных предприятий в свободной экономической зоне Алабуга.

«Несколько дней назад собирал у себя руководителей предприятий и банков – все остановилось, – сообщил Рустам Минниханов. – Если со стороны федеральной власти не будут приняты какие-то меры, то ситуация осложнится. К примеру, на весенние посевные работы сельхозпроизводители берут половину необходимых им средств в качестве кредитов. Если они не смогут это сделать в этом году, то какие будут последствия?» При ослаблении курса рубля определенные возможности получают экспортеры, являющиеся в основном сырьевыми компаниями. Таким образом, девальвация не решит проблемы внутренней перестройки экономики.

Правительство также осознает сложность проблемы.

Для докапитализации банков выделен триллион рублей. Но все опять же упирается в вопрос: по какой ставке они готовы кредитовать промышленность? Сами банкиры не могут на него ответить, указывая на высокую ставку рефинансирования Центробанка. Ранее представители банковского сообщества уже обращались с просьбой к ЦБ ее снизить, потому что не могут выдавать кредиты. Но даже если ее понизят на несколько пунктов, дешевых кредитов все равно не будет.

Алексей Улюкаев заметил, что денежная эмиссия ЦБ будет представлять собой не поток денег, а «три капли в глаз» для экономики. Лимит средств на проектное финансирование, где деньги выдаются по пониженной ставке, будет увеличен с 50 млрд до 100 млрд руб., что для потребностей промышленности выглядит действительно как «несколько капель». На этом фоне, к примеру, европейский ЦБ готовится начать широкомасштабную политику «количественного смягчения» (ту же самую эмиссию), чтобы облегчить проведение экономических реформ в более слабых экономиках своих южных членов.

 

ИсточникДатаНаименование материала
Гудок21.01.2015

 

Вернуться к списку новостей

 


Задайте нам вопрос

Заполните все поля и наши специалисты ответят на ваши вопросы.

Подробнее
Отправить