16.09.2010


Премьер Казахстана Карим Масимов рассказал о дырах в Едином экономическом пространстве

- Вопрос транзита энергоносителей тоже уйдет в наднациональное пространство? Я помню, что Астана в прошлом году просила Москву квоту на прямые поставки нефти в Европу через территорию РФ, но получила отказ.

- Без решения этого вопроса нет смысла вообще создавать ЕЭП. В чем заключается принципиальное отличие? В том пространстве, в котором мы сейчас живем, мы можем обратиться к РФ с просьбой выделить нам квоту. И это добрая воля правительства России - разрешить или не разрешить, дать квоту или не дать. Но когда мы будем в ЕЭП, это уже будет вообще не вопрос российского или казахстанского правительства. Этим будет заниматься наднациональный орган, который должен для всех создать равные конкурентные условия.

- Российско-белорусская грань ТС сильно осложняет жизнь всему треугольнику?

- Между маем и июлем - да. После того как Белоруссия приняла все необходимые документы, ситуация для ТС по большей части была урегулирована. Но фундаментальные вопросы все равно не решены. Теперь, принимая соглашение по ЕЭП, России, Белоруссии и Казахстану придется принять ряд очень важных, системообразующих решений. Насколько все страны к этому готовы - это жизнь покажет.

- Самый чувствительный вопрос - это нефтяные пошлины?

- Да. В первую очередь он касается российско-белорусских отношений, но, наверное, это во многом являлось камнем преткновения для всего ТС. Я выражу позицию Казахстана по этому вопросу. Мы проводили консультации с Владимиром Владимировичем Путиным. Его позиция такова, что таможенные пошлины на нефтепродукты, это не часть соглашения по ТС. Я с этим соглашаюсь. В то же самое время он сказал, что, как только мы подпишем соглашение по ЕЭП, таможенные пошлины мы уберем. Я тоже с этим соглашаюсь. Когда мы перейдем на уровень ЕЭП, взимать таможенные пошлины друг против друга просто будет экономически непонятно. И чем быстрее мы продвинемся в направлении ЕЭП, тем быстрее все эти вопросы будут разрешены.

- Решение о повышении Казахстаном экспортных пошлин на нефть с $20 до $40 за тонну - это поддержка России в нефтяном споре с Белоруссией или внутриэкономическое решение, согласованное с инвесторами в нефтедобычу?

- Вопрос повышения экспортной пошлины - это внутреннее дело каждой страны, в данном случае наше внутреннее дело. С инвесторами очень сложно такое согласовывать, потому что никто из них не хочет платить лишние деньги. Но мы считаем, что это повышение справедливо отражает баланс интересов между налогоплательщиками и бюджетом Казахстана. Я считаю, что при нынешнем уровне цен этот размер пошлин вполне приемлем. По крайней мере у казахстанских экспортеров нефти прибыли остается больше, чем у некоторых экспортеров стран ТС.

- В принципе какова сейчас стратегия Казахстана в отношении экспорта нефти и газа? Как вы, например, видите поставки на российском направлении?

- Казахстан в ближайшие семь восемь лет удвоит экспорт нефтепродуктов. И сколько российская транспортная система сможет переварить, столько мы отправим через территорию РФ. Это не от нас будет зависеть, а от того, сколько ваша транспортная система переварит. Все остальное мы отправим по другим направлениям. В частности, в Китай и через Каспийское море через Азербайджан.

- Решение отправлять львиную долю энергоносителей через РФ связано с процессом создания ЕЭП и последующего превращения России в транзитную страну? Вы рассчитываете благодаря ЕЭП получить прямой доступ на рынок Европы?

- Нет. Планы по поставкам на российском направлении не зависят от того, какое решение мы примем по ЕЭП.

 

ИсточникДатаНаименование материала
Коммерсант16.09.10"Сколько нефти Россия сможет переварить, столько мы и отправим"

 

Вернуться к списку новостей

 


Задайте нам вопрос

Заполните все поля и наши специалисты ответят на ваши вопросы.

Подробнее
Отправить